Мусорная куча. Анализ одного бюрократического софизма.

В IV в. до Р.Х. жил в Древней Греции  философ Евбулид, который вошел в историю благодаря своему таланту задавать каверзные вопросы. Они широко известны, и вы наверняка с ними знакомы. Например, софизм «Куча»:

Одно зерно кучи не составляет. Если прибавить ещё одно зерно — это тоже не куча. Так с какого же зерна начинается куча?

Действительно, если выставить зерна в ряд: одно, потом два, потом три и т.д., то какая по счету горстка с уверенностью будет названа нами кучей? И если мы назвали кучей ту, в которой 2 598 876 зерен, то почему предыдущую, с 2 598 875 зернами мы кучей не назвали? Ведь отличие-то всего на одно зерно, а очевидно, что не одно зерно делает кучу кучей.

В отношении планов постройки на Кок-Жайляу международного горнолыжного курорта я наблюдаю ту же самую софистическую логику. Выходит, например, директор ТОО «Каспийэколоджи» М. Киреев к журналистам, и говорит:

«С точки зрения экологического риска — он (проект застройки К-Ж – А.К.) приемлем. Экологическая оценка позволяет двигать проект. В плане экологического риска, он не так страшен, как говорят защитники природы»,

— и получается, что продолжать разговор незачем, что это всего лишь один фантик, брошенный на землю, а не мусорная куча, как пытаются представить противники проекта.

Между тем, и сам фантик оказывается не таким уж и маленьким, и бросают его отнюдь не на чистую землю, а в среду, уже вполне созревшую для того, чтобы быть названной мусорной кучей. Просто для того, чтобы это увидеть, необходимо обратить внимание на все элементы этой кучи, а не на один из них. Вот это я вам и предлагаю сделать.

 

***

Для начала посмотрим историю родного города. Приблизительно так вот менялись южные границы города с течением времени.

 Включение новых территорий в границы города не влекло за собой моментального ухудшения экологической ситуации, все происходило постепенно, зернышко к зернышку.

 

Головной арык, что и теперь протекает по пр.Абая, был границей города с тех времен, когда город еще назывался Верным. Тогда не было микрорайонов Самал и Орбита, тогда даже Коктема еще не было.  Вместо них были сады и кустарники, а по ущелью шли лесочки. Однако, уже тогда было понимание значимости лесов в южных предгорьях для экологии региона. Например, в 1867 году губернатор Г.А.Колпаковский «совершенно запретил постройку деревянных домов и служб» (см. А.Г.Лухтанов, «Город Верный и Семиреченская область», стр. 158).

Отменить этот запрет пришлось после землетрясения 1889 г., которое показало преимущество деревянных домов над каменными, и теперь уже было решено строить дома только из дерева. Другими словами, только прямая угроза жизни горожан заставила пойти на вырубку лесов, и это в те времена, когда леса было значительно больше, чем сегодня.

Вот в таком зеленом городе уже понимали значение лесов для экологии региона.

 

 

Но если тогда снятие запрета можно было объяснить, поскольку речь шла о человеческих жизнях, то сегодняшнее желание акимата города враз вырубить 27 га деревьев в рамках проекта горнолыжного курорта вряд ли можно назвать заботой о здоровье.

Развитие города потребовало расширения его границ, а поскольку севернее нынешнего пр.Райымбека сейсмологическая обстановка была неблагоприятной, то расти город начал на юго-запад.  Впрочем, и в южном направлении город тоже развивался, правда, там намечалась рекреационная зона.  С 1954 начал работать Чимбулак, в 1972 году построили современный каток Медео. Была проведена асфальтовая дорога, вокруг начали строить дома отдыха, пионерлагеря, рестораны и т.д. и т.п.

В 1978 году в городскую черту включают урочище Медеу, Каменское плато, земли хозяйств Коктюбе и Горного Гиганта. Строительство в советское время велось с значительно большим вниманием к СНиПам и ГОСТам, однако, на продуваемости города застройка сказывалась отрицательно.

 

Вот так изменилась роза ветров в городе со времен первого ген-плана: благоприятные юго-восточные и юго-западные ветры значительно уменьшились. (Рисунок из технико-экономического обоснования (ТЭО) ГК Кок-Жайляу)

Почему благоприятные? Дело в том, что существует зависимость Индекса Загрязнения Атмосферы (ИЗА5)  от направления ветра: восточные, западные и др. его понижают, северный – повышает, а южный никак не влияет.

 

Значимые (на 5% уровне) парные коэффициенты корреляции между величиной ИЗА и направлением ветров.

 

А вот цитата из ТЭО ГК Кок-Жайляу: «В настоящее время оптимальная аэрация горным стоком в ночное время ограничивается небольшой южной частью города в пределах 20 км от подножий гор. С продолжением застройки этой части города высотными зданиями, эта полоса скорее всего уменьшится» (стр. 59, п. 2.11.1.1), что означает, что далее ветры будут продувать город еще меньше.

Понятно, что границы города росли в первую очередь потому, что росло население.

Другое дело, что не поспевали они за этим ростом, и отставание это началось с самого первого генплана от 1936 года. В соответствии с этим проектом, население города к 1960 году должно было составить 360 тысяч жителей, по факту на этот год оно превышало запланированную цифру на 100 тысяч.

Генплан от 1963 года предполагал на 1980 год 750 тысяч жителей, а по факту в этом году проживало уже около 1 миллиона. И, наконец, генплан от 2001 годаразрабатывался для 1 500 000 жителей с приезжими, а нас и без них и уже сегодня полтора миллиона, то есть к 2020 году реальное число жителей будет около 2 млн., что на полмиллиона больше, чем предполагает план города. И это, повторю, без учета приезжих из городов-спутников, которые увеличат цифру до 2,5 млн.

А если добавить к этому те 10 млн. туристов, которые должны, согласно  Технико-экономического обоснования лыжного курорта, ежегодно посещать горнолыжные трассы, а следовательно и город, так и вовсе картина получится малопривлекательной.

В 90-е годы происходит передача земель города в частную собственность, в том числе, и на землю, расположенную в предгорьях. Впрочем, вряд ли кто из горожан не помнит о судьбе яблочных садов, расположенных на этих предгорьях. Исчезли они благодаря доброму нраву акима В.В.Храпунова, который любил наградить земельным наделом того или иного милого его душе человека. Логика, которой руководствовался Виктор Вячеславович, вполне могла соответствовать  логике софизмов Евбулида: ну, подумаешь, пару участков передам, от садов не убудет. В 1991 г. — сады еще были, а в 2000 г. началась программа возрождения алматинского апорта.

Вполне возможно, что спустя 10-20 лет после освоения земель Кок-Жайляу муниципалитет инициирует программу возрождения животного и растительного многообразия Заилийского Алатау.

При этом, предгорья Заилийского Алатау считаются исторической родиной яблони. Знай Храпунов наперед, что случится с садами и с городом, как дальновидный руководитель он наверняка бы позаботился о том, чтобы сделать из садов объект туризма: кто бы отказался посетить родину яблони и попробовать всевозможные сорта в одном месте. Но, за зернышками Виктор Вячеславович не увидел кучи, и сады исчезли безвозвратно.

С переходом к рынку начинает активно расти автопарк города.

Если темпы его роста сохранятся, то к 2020 г. в Алматы будет уже 1,40 млн. автомобилей, а если идея с курортом заработает, то количество машин будет расти еще быстрее, пополняясь приезжими автолюбителями. При этом, именно автомобильный транспорт является основным источником загрязнения воздуха.

Это данные Индекса Загрязнения Атмосферы ИЗА5 (данные АСРК).  Чем он выше, тем грязнее воздух. Выше 7,5 – загрязненный воздух, выше 12,5 – сильно загрязненный, 22,5 – высоко загрязненный, 53,5 – экстремально загрязненный.

«Величина ИЗА в г. Алматы колеблется от загрязненной до сильно загрязненной атмосферы» — это не моя фраза, это снова цитата из ТЭО (стр. 57, п. 2.11.1.1). Не «падает», а «колеблется». Текущее снижение акимат связывает с программой газификации, но по факту может оказаться, что просто ветры в эти годы преобладали другие потому, что, повторюсь, ключевой фактор влияния – это автомобили, а их количество только увеличивается.

Один из компонентов выхлопных газов – диоксид азота. В некоторые днипредельно-допустимая концентрация (ПДК) в Алматы по этому газу оказывается превышенной в 4-5 раз, но чаще превышение составляет от 1,2 до 2 ПДК. Диоксид азота сказывается на здоровье человека, в первую очередь влияя на органы дыхания. Статистика этих болезней в Алматы представлена в таблице ниже.

Болезни органов дыхания в Алматы (АСРК)


 

Выхлопные газы тяжелые и стремятся вниз, поэтому со строительством дороги на Кок-Жайляу загазованность в городе повысится, а здоровье горожан – понизится.

Вот в таком городе мы живем. Неудивительно, что в 2008 г. Forbes отметилАлматы на 9 месте рейтинга самых загрязненных городов мира.

 

***

Выше я приводил высказывание М.Киреева для журналистов, однако, в заключении ТЭО, соавтором которого он является, не говорится о том, что строительство «не страшно».  Вот пара цитат из заключения:

 

«Предварительная оценка воздействия проведена … на основании имевшейся экологической информации о состоянии окружающей среды, охватывающей различные периоды и сроки давности по этой территории. По многим ключевым компонентам экосистемы нет данных систематических наблюдений на изучаемой территории.» (стр. 133)

 

«Воздействие высокой значимости будет оказано на природные компоненты, чувствительность которых к планируемому развитию была оценена как высокая: почвы, растительность и животные.» (стр. 133)

 

Сразу рисуется другая картина:  воздействие на природу однозначно будет, а в каком объеме сказать не могут, потому что данных для этого не достаточно. При чем, это только фразы из заключения, а если прочитать ТЭО целиком, то можно узнать и о растениях и животных Кок-Жайляу, внесенных в Красную книгу, и о проблемах с водными ресурсами, и о повышенном уровне сейсмической опасности…  В общем, по всему видно, что не так уж и мал этот фантик, бросаемый на нашу мусорную кучу.

 

Источник статьи: http://yvision.kz/post/318707

Следите за нами YouTube RSS